Победит ли человечество «эпидемию старения»?

Казалось бы, о пользе антиоксидантов уже давно все известно и все сказано. Но вот, например, совсем недавно ученые открыли эффект оксидативного стресса. Им больна значительная часть человечества.

Именно оксиданты повинны в том, что организм современного человека гораздо более стар, чем его календарный возраст. Всяческие неприятные хвори типа нарушений функций мозга, диабета, остеопороза, мышечной атрофии обрушиваются на нас слишком рано, мешая радоваться жизни после пятидесяти. Исследователи считают, что самый опасный фактор старения — тот самый оксидативный стресс, то есть процесс повреждения клеток в результате их окисления. Европейские ученые, собиравшиеся недавно в Брюсселе, чтобы наметить прорывы в биогеронтологии на ближайшие 15 лет, разработали проект Why We Age («Почему мы стареем»). Он будет координироваться из Бельгии и сконцентрируется на борьбе с оксидативным стрессом. Как заметил один из ведущих европейских геронтологов доктор Роберт Келлер, «старение — отнюдь не непременное условие жизни, это болезнь». А любую болезнь, как известно, можно лечить.

Невидимый враг

Оксидативный стресс человеку не грозил, покуда вокруг были чистые воздух, земля и вода, покуда в употребление шла пища, свободная от токсинов, не подвергавшаяся воздействию консервантов и различных вкусовых добавок. Но за прелести цивилизации надо платить. Так, основным объяснением процесса старения была и остается теория свободных радикалов, выдвинутая доктором Денхамом Харманом еще в 50-е годы прошлого века. Суть ее, напомним вкратце, состоит в том, что свободные радикалы (молекулы с неспаренным электроном, которые очень легко вступают в химические реакции) крадут недостающий электрон у ближайшей клетки, блокируя ее жизнедеятельность и запуская тем самым процесс ее дегенерации. У клеток перестают действовать их «силовые станции» — митохондрии, представляющие основной источник энергии на клеточном уровне.

Впрочем, природа позаботилась о нашей защите, придумав антиоксиданты — вещества, которые нейтрализуют свободные радикалы. Например, такие сильные антиоксиданты, как витамины С, Е, В8, Q10, бета-каротин и микроэлемент селен, всегда содержались в большом количестве во фруктах и овощах. Однако сейчас их настолько мало, что департамент по агрикультуре США в своих последних рекомендациях гражданам страны настоятельно советует есть фрукты и овощи не менее девяти (!) раз в день, чтобы организм получал достаточное количество антиоксидантов. Кстати, в 2005 году рекомендовалось их есть пять раз в день. А вот национальный фонд кардиологов Австралии рекомендует есть фрукты дважды в день, а овощи — пять раз. Фактически это означает, что современный человек недобирает необходимую дневную дозу антиоксидантов, тем самым невольно подталкивая себя к оксидативному стрессу и ускоряя старение собственного организма. Но кто об этом задумывается?

«С возрастом организм утрачивает способность воспроизводить антиоксидативные ферменты в достаточном количестве, и свободные радикалы все более аккумулируются клетками, вызывая их разрушение. Иными словами, наше тело начинает «ржаветь», как металл от коррозии», — говорит глава клиники антивозрастной медицины в Праге Моника Голкова. Нарушение баланса между свободными радикалами и антиоксидантами означает, что организм работает на пределе возможностей и вот-вот готов «перегореть». И тогда жди неприятные сюрпризы. Ими могут быть различные воспаления, опухоли, кардиоваскулярные проблемы, артрит, подагра, респираторные заболевания, диабет и многое-многое другое.

Стресс под контролем

Проверить собственный уровень антиоксидантов можно разными способами. Правда, свободные радикалы крайне недолговечны — они живут от 10–6 до 10–12 секунды и присутствуют в живых тканях в крайне низкой концентрации. Большинство существующих методов не могут стопроцентно подтвердить, что то или иное отклонение в жизнедеятельности органов вызвано именно свободными радикалами. Однако в недавней работе профессора Джеймса Руслинга из университета в Коннектикуте доказывается, что индикатором изменений могут стать энзимы ДНК в биопробах. По этим данным можно четко судить об оксидативном стрессе.

В клиниках антивозрастной медицины количество свободных радикалов сегодня определяют при помощи теста FORT (Free Oxygen Radicals Test). Это анализ крови натощак, готовый уже через шесть минут (цена такого анализа в антивозрастной клинике в Европе составляет около 150 евро, в России такие тесты пока не проводятся). Если тест показал содержание радикалов на уровне от 160 до 300 единиц — это норма. 310—400 — средний стресс. Более 500 — высокий. Это серьезный звонок, чтобы перестроить свои привычки и стиль жизни. Параллельно рекомендуется провести тест FORD (Free Oxygen Radicals Defence), измеряющий состояние антиоксидантов. Специалисты в антивозрастных клиниках советуют проводить такой контроль раз в два месяца, если есть проблемы со здоровьем. Например, чувство постоянной усталости — хороший повод сделать тест.

Что дает такая проверка? В одной из антивозрастных клиник Европы «Итогам» привели такой пример. 40-летнюю актрису, популярную телеведущую, стали донимать головные боли. Она пыталась бороться с ними таблетками. Но лекарств приходилось принимать все больше, а боль не уходила. Обратившись в клинику, женщина прошла обследование. Ей предложили специальную диету с упором на антиоксиданты, а также рекомендовали взять долгосрочный отпуск, а еще лучше сменить сферу деятельности. Терапия по очищению организма, смена обстановки, физическая нагрузка, превышавшая обычную примерно в пять раз, и овощная диета уже через два месяца позволили свести у пациентки оксидативный стресс до минимума. Еще два-три месяца ушло на закрепление достигнутого успеха. Спустя полгода женщина, полная сил, вернулась на любимую работу.

Назад к природе

Восполнять недостаток антиоксидантов, как считает американский профессор Чарлз Бенбрук, эффективнее всего правильным питанием. В своем исследовании он доказывает, что фрукты и овощи, выращенные, заготовленные и переработанные органическим способом — без применения химикатов, гормонов, антибиотиков, содержат на 30 процентов больше антиоксидантов, чем обычные. «Было проведено сравнение по 15 качественным показателям. Выяснилось, что по 13 пунктам органические фрукты и овощи впереди обычных. Кроме того, в ходе органической переработки используются меньшие давление и температура, что помогает сохранять антиоксиданты в соках», — утверждает профессор Бенбрук.

К тому же последние исследования показали, что прием антиоксидантов в виде фармацевтических витаминов и минеральных веществ не заменяет естественных витаминов. Недавно состоялось заседание американской ассоциации ученых, исследующих проблему рака, которые сошлись во мнении: не стоит слишком переоценивать роль антиоксидантов, полученных фармакологическим путем. Да и с пищевыми добавками в случае оксидативного стресса не все так однозначно. Профессор Эдуардо Марбан, директор Института сердца медицинского центра Cedars Sinai в Лос-Анджелесе, утверждает, что высокие дозы антиоксидантов в виде пищевых добавок (витамины С, Е) могут усилить генетические патологии клеток и предрасположенность к раку: «Одна таблетка мультивитаминов в день — это нормально. Но люди думают: чем больше, тем лучше. Если антиоксидантов в организме слишком много, клетки могут мутировать».

При этом американцы продолжают тратить на витамины около 9 миллиардов долларов в год, свято веря, что они спасут их от всего. Алан Кристал из Центра исследований рака в Сиэтле отмечает по этому поводу, что «люди используют много витаминных добавок, а не один отдельно взятый витамин, поэтому сложно сказать, что действительно помогает». К примеру, есть научное подтверждение, что небольшие дозы бета-каротина — хорошая профилактика рака легких у курильщиков. Опыты на животных показали, что крысы, получавшие томатную пасту, в которой содержится сильный антиоксидант ликопен, были меньше подвержены раку простаты, чем те, кому томаты не добавляли. Новейшие исследования ученых из университета Тулейна в Новом Орлеане продемонстрировали, что тимокинон, сильный антиоксидант, вещество, которое получают из черного тмина, тоже способно подавить агрессивные раковые клетки при заболевании простаты.

Кризис среднего возраста

Недостаток антиоксидантов напрямую связан с процессом дряхления тела. Китайские ученые Си Йин Менг и Лонг Джианг Йу выяснили, что оксидативный стресс играет важную роль в мышечной атрофии. Поскольку проблемы с саркопенией (это и есть снижение мышечной массы и силы) возникают после 65 лет чуть ли не у половины земного шара, ученые попытались проанализировать, почему это происходит. Сначала был открыт IGF-1 (инсулиноподобный фактор), который, как оказалось, предохраняет от саркопении. Последующие исследования показали: чем менее калорийной была диета и чем сильнее она была насыщена антиоксидантами, тем лучше сохранялись масса тела и мышечная сила с возрастом.

О любопытном эксперименте «Итогам» рассказал профессор Кристиан Левенбург из медицинского колледжа Флоридского университета. Ему с коллегами удалось доказать, что прием антиоксидантов для избавления от стресса и замедления старения эффективен лишь в среднем возрасте, а не позже. Профессор Левенбург исследовал, как влияют добавки антиоксидантов на «крыс среднего возраста» (что соответствует человеческому возрасту 50—65 лет) и на более старших (что соответствовало 65—80 годам). Антиоксиданты давались шесть недель, а потом ученый измерял мышечную силу животных. Выяснилось, что у «среднего возраста» сила возросла на 12 процентов, в то время как у старших крыс никаких изменений не произошло. Сейчас ученые работают над определением того, с какого возраста лучше начинать добавки антиоксидантов. Причем, как рассказала «Итогам» профессор Сильвана Андрееску из университета Кларксон (штат Нью-Йорк), исследования биохимиков и биологов предельно конкретны — надо понять, каков механизм предохранения клеток и тканей от оксидативного стресса: «Одним из наиболее перспективных направлений становится разработка искусственных синтетических антиоксидантов — это новая эра в терапии различных заболеваний и отдалении старения. Наносмеси могут выхватывать и обезвреживать свободные радикалы. Эти смеси нетоксичны, способны проникать в мозг с кровотоком и крайне эффективны, когда надо обезвредить свободные радикалы в очень малых количествах».

Ученые уже исследуют молекулярный и клеточный механизмы антиоксидантного влияния наносмесей, побочные эффекты, а также оптимальную дозировку «нанопорошка». Эти смеси в дальнейшем могут стать главным направлением антивозрастной терапии. В Европе уже обсуждаются государственные программы по антиоксидантной профилактике для людей среднего возраста. В России пока об этом ничего не слышно.

А как у нас

Тест на старость

Исследование уровня свободных радикалов в организме в качестве отдельной медицинской услуги в России не предлагается. Впрочем, в Москве есть несколько медицинских клиник, которые проводят диагностику, профилактику и лечение возрастных изменений. Первичная консультация специалиста стоит от 2500 рублей. В ее ходе необходимо заполнить специальную анкету и пройти диагностические тесты по определению биологического возраста, плотности кости, а также биоимпеданс. Последняя процедура дает информацию о количестве поврежденных клеток, по ней же можно судить и о процентном содержании жира в организме. Но, как отмечают специалисты, эти параметры меняются при ряде заболеваний, а также сильно зависят от образа жизни. Это делает неэффективным использование биоимпеданса для определения биологического возраста без учета других биомаркеров старения. Второй этап обследования, как правило, состоит из лабораторной диагностики: определение гормонального дефицита, микроэлементов, витаминов, жирных кислот, скрининговое исследование щитовидной железы, генетическое тестирование, выявляющее предрасположенность к онкологическим заболеваниям, тест на пищевую непереносимость и т. д. Этот этап обследования может обойтись в сумму до 100 тысяч рублей. При этом оздоровительный курс по программе антивозрастной медицины, рассчитанный на срок от 3 до 8 месяцев, в российских учреждениях здравоохранения может обойтись минимум в 300 тысяч рублей.

Московские клиники оказывают услугу по определению биологического возраста, проводят лабораторную диагностику, при этом инструментальная ее часть находится, по оценкам экспертов, на среднем уровне. Генетическая диагностика осуществляется лишь примерно в каждой второй клинике. В целом, как отмечают эксперты, диагностика старения в России находится не на высоте. Сказывается в том числе недостаток квалифицированных специалистов.

Читайте также: Новости Новороссии.