«Дело о томографах»: говорит и показывает Балалыкин

Что ни день, то «дело о томографах» приносит новые подробности. В Министерстве обороны арестованы начальник Главного военно-медицинского управления Александр Белевитин и его заместитель Алексей Никитин – по данным Главной военной прокуратуры, ущерб от их деятельности по закупке сложной медицинской техники составил более 70 млн. рублей. Всего по этой линии возбуждено уже 6 уголовных дел, фамилии ряда подозреваемых пока не приданы огласке в интересах следствия.

В Ульяновске, вслед за министром областного здравоохранения (бывшим) Федором Прокиным, получившим 7,5 лет реального заключения, осужден и главврач областной больницы Александр Баландин — 3 года условно (легко отделался!) – за счет завышения цен на томографы похищено более 100 млн. рублей бюджетных денег. В бегах находится генеральный директор ФГУ «Федеральный медицинский центр» Росимущества Ляйля Торопеева – скрывается то ли в Ницце, то ли в Дубае, где у нее есть недвижимость. Через нее проходило множество контрактов на закупку томографов и другой медтехники – и вот таким чудесным образом она и стала хозяйкой элитной зарубежной недвижимости. Следствие добралось и до сына омского губернатора Леонида Полежаева – главврача областной клинической больницы Константина Полежаева, переплатившего за томограф около 40 млн. рублей. И это далеко не вся новая информация по теме.

Наблюдатели связывают нарастание информации по коррупционным делам в целом и по «делу о томографах», в частности, с приближающимися парламентскими и президентскими выборами. Отмечается, что растет уровень обвиняемых чиновников, хотя до верхнего эшелона еще далеко. Все чаще называется фамилия министра здравоохранения Татьяны Голиковой – пока журналистами, а не следователями. Пока. Посмотрим, что будет непосредственно перед выборами. Ведь электорат вряд ли удовлетворится посадками «вторых помощников третьих заместителей» и в Кремле это хорошо понимают. И приберегают главных фигурантов к осени, а, возможно, и к следующей весне, когда если не политическая борьба, то, по крайней мере, ее имитация достигнет своего апогея.

В профессиональном сообществе – среди компаний, занимающихся поставками сложного медицинского оборудования – царят настроения, близкие к паническим. Ведь практически весь этот рынок работал по «схеме Балалыкина» (хозяина крупнейшей в этой сфере компании МСМ) – закупали технику у иностранных производителей, пропускали через оффшоры, давали взятки и откаты, получали фантастические прибыли – ну, а расплачивался за все бюджет. А сейчас Дмитрий Балалыкин, явно пошедший на сотрудничество со следствием (а давление на следствие из Кремля в связи с выборами будет только усиливаться) и, безусловно, являющийся самым информированным человеком на этом рынке, «начал говорить». Еще прошлой осенью он «сдал» начальника (уже бывшего) департамента Контрольного управления Администрации президента Андрея Воронина и замминистра здравоохранения Алексея Вилькена, попутно подставив своего конкурента – директора компании «РоссиЛин» Леона Зильбера. Следующим стал Белевитин, который явно потянет за собой хвост из «аффилированных бизнесменов». А заодно Балалыкин руками следствия чистит рынок от неугодных ему конкурентов. Недаром одно из интернет-изданий назвало его «мастером подставы». Вот, собственно, и гадают – кто будет следующим. Не исключено, что им окажется председатель законодательного собрания Красноярского края Александр Усс, при посредничестве которого был поставлен всероссийский рекорд – для Норильской поликлиники был закуплен томограф аж за 147 млн. рублей. У производителя он стоит в 2 с лишним раза меньше. Ну, или кто иной из региональных князьков – Балалыкин ведь со многими имеет дело.

То, как сейчас развивается это «дело», позволяет сделать, к сожалению, неутешительные прогнозы. Конечно, хорошо, что сажают и еще посадят проворовавшихся чиновников. Хорошо, что вместе с бизнесменами, дающими взятки. Балалыкин поможет. Только вот попутно он зачистит рынок от конкурентов и сохранит тех чиновников, которых контролирует. Уровень его монополизации этого сегмента рынка здорово вырастет. Что приведет к еще большим хищениям бюджетных средств. Понимает ли это следствие? Вполне вероятно. Только оно ведь тоже заложник ситуации – из Кремля давят, а информатора лучше Балалыкина у него нет.

Существенную помощь Балалыкину могут оказать и принятые в апреле сразу в трех чтениях поправки к 94-ФЗ (закону о государственных закупках). Конечно, 94-ФЗ вызывал всеобщие и вполне обоснованные нарекания, однако еще большие сомнения вызывают принятые поправки. По мнению газеты «Ведомости», они только увеличивают коррупционную составляющую. «Возьмем, например, право проводить предквалификацию поставщиков. Это просто мечта любого коррумпированного чиновника. В этом случае к конкурсу можно допустить только нужных поставщиков, а ненужных отсеять. Всегда можно найти тысячу причин, чтобы не допустить их до конкурса.

Поправка, поданная ко второму чтению законопроекта, предусматривает еще большее расширение полномочий правительства. Если в первой редакции законопроекта правительство могло утверждать особые условия размещения заказа, а также исполнения контракта и могло выдвигать встречные требования, то теперь правительство может потребовать «включения в контракт дополнительных условий его исполнения, в том числе, не связанных с предметом контракта». Последняя фраза просто прекрасна. Оказывается, теперь можно включать любые условия, не связанные с предметом контракта. Здесь поле для фантазии вообще не имеет границ. Другие поправки обязывают заказчика обосновывать начальную цену контракта, а также предоставляют ему право выдвигать требования к срокам и объему гарантий, условиям поставки, монтажа и обслуживания закупаемого оборудования. Все эти поправки настолько расширяют возможности формулирования особых условий конкурса, что выполнить их смогут только свои, заранее подобранные компании, под которые эти условия будут написаны». Эти поправки весьма на руку Балалыкину, так как рынок сложной медицинской техники в России крайне не прозрачен, компании не предоставляют списки цен на свою продукцию. Вопрос, конечно, можно было бы решить простым распоряжением министра здравоохранения – обязать компании, участвующие в тендерах, сделать публичными весь список своих цен. Но не надо забывать, что министром здравоохранения является Татьяна Голикова, которая и сделала работу своего министерства такой непрозрачной.

Примером тому служит недавний «тендер», выигранный (если можно так выразиться) Балалыкиным. Министерство строительства и территориального развития Мурманской области объявило конкурс на право заключения контракта на выполнение проектно-изыскательских работ и реконструкции Мурманского областного онкологического диспансера. В том числе, корректировку проектно-сметной документации и строительство радиологического корпуса, включая поставку и ввод в эксплуатацию единого комплекса оборудования для лучевой терапии и предлучевой подготовки пациента на базе высокоэнергетического линейного ускорителя с информационно-административной системой и устройствами дистанционной гамма-терапии, контактной гамма-терапии, дозиметрии, планирования. Однако аукцион не состоялся, так как к нему была допущена всего одна компания – Балалыкинская МСМ. И, в соответствии с новым законом, МСМ и «выиграла» этот конкурс, заключив контракт по максимальной объявленной цене — 581 188 800 рублей. Сколько потратит Балалыкин на выполнение контракта, опять осталось неизвестным. Судя по всему, на этот вопрос способно ответить только следствие – если оно когда-либо состоится.

Вот таким образом и совпадают интересы коррумпированного чиновничества и нечистых на руку бизнесменов. И таким парадоксальным образом борьба с коррупцией способствует ее росту. Зачищая поле от мелких коррупционеров, крупные чувствуют себя все более вольготно.

Читайте также: Новости Новороссии.